По другую сторону вечности

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По другую сторону вечности » Принятые анкеты » Мирра Стоун/Mirra Stone [человек на грани инициации]


Мирра Стоун/Mirra Stone [человек на грани инициации]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- Имя персонажа: Mirrа Elisabeth Stone| Мирра Элизабет Стоун. Второе имя не использует, оно ей не нравится. Отзывается на Мирру. Так же приемлемо ласковое Миррочка, но лишь для тех, кого девушка смогла подпустить к себе;
- Национальность: официально – англичанка. Но говорят, что еврейские корни передаются от матери к дочери и от них избавиться невозможно…
- Дата рождения, возраст; знак Зодиака: 29 августа 1993 года, 14 лет; Дева;
- Биография: Мирра родилась в обычном маленьком английском городке у двух любящих друг друга людей. Джаред Стоун по характеру был строг и холоден, как представлялись все англичане представителям других национальностей. Он владел парой уютных кафе, неплохо зарабатывал и никогда никого не любил. Его сердце смогла растопить лишь невысокая кудрявая брюнетка Малка, по натуре активная и общительная, умеющая работать головой. Джареду нравилось в ней все – и ее немного странный выговор, и углубленность в религию, и внезапно раздающийся радостный смех. Они познакомились в его кафе – Малка приехала в гости к своей сестре из Израиля, где жила, а Джаред зашел выпить кофе, а заодно проверить, как работают его сотрудники. Он заметил девушку сразу, как только вошел. Знакомство состоялось, и спустя полгода молодые сыграли свадьбу.
Малка стала помогать мужу в его работе, что принесло свои плоды – сеть кафе расширилась, люди стали узнавать их фирму и ездить к ним из разных концов города.
Через год родилась Мирра. Дочери дали еврейское имя – на этом настояла Малка, а вот второе было дано по английским традициям. Девочка была окружена любовью и вниманием – отец души в ней не чаял, видя в ней свое отражение и в характере и, во многом, во внешности. Мать же была уверена, что ее дочь умна и талантлива, и что она сможет многого добиться в жизни. С детства Малка занималась с Миррой – углубленное изучение языков, литературы и биологии, спортивные секции, игра на фортепиано и скрипке… Девочка слушалась мать и участвовала во всем, что та организовывала – послушание было выработано в ней с рождения. Правда, нельзя сказать, чтобы ей нравилось то, чем она занималась. Изучение языков она считала полезным занятием, чтение разных авторов увлекало ее, а вот биология – ничуть. Пожалуй, единственное, в чем ей нравилось докапываться до истины – это была генетика, остальное она могла лишь скучно заучивать. Спортивные соревнования она с удовольствием пропускала бы, хотя сам спорт ей нравился – Мирра занималась спортивной гимнастикой, а вот сражаться с кем-либо за право быть первой не хотела. Игру на музыкальных инструментах же девочка и вовсе ненавидела. Ей больше нравилось рисовать и танцевать, но маму это не волновало.
В пять лет Мирру отправили в школу – маленькая девочка не могла найти контакта с другими детьми, они называли ее «малявкой» и не брали в свои «взрослые» игры. Жалобы Мирры Малка игнорировала, заявляя, что в школу ходят не общаться, а учиться. И Мирра училась. Была всегда одной из лучших по успеваемости, так еще и не забывала про все то, чем ее нагрузила мать. Подруга у нее появилась лишь к концу третьего года обучения в школе, но тогда же случилось и то, чего Мирра уж никак не ожидала.
Ее родители решили развестись. Горячая любовь прошла, не выдержав испытания временем, общей работой, успешностью Малки и разногласий в воспитании Мирры. Родители никогда не ругались при девочке, поэтому она понятия не имела о проблемах в собственной семье. По воле суда девочку отдали матери, хотя отец бился за нее до последнего – он очень любил ее. Ему было дозволено лишь посещать дочь по выходным. Так и было первый год, но потом Малка внезапно решила уехать из страны – обратно в Израиль. Хочет этого Мирра или нет, она, естественно, не спросила.
Девочка последовала в страну, знакомую лишь по восхищенным рассказам матери. И осталась там почти одна. Родственники, почему-то, отказались принимать Малку, ушедшую от мужа, обратно в семью, сама Малка занялась организацией собственного бизнеса, а Мирра… Мирра стала привыкать к самостоятельности. Больше никто не следил за тем, во сколько она возвращается из школы и не проверял ее уроков. Мать лишь иногда узнавала, какие у нее оценки, и не волновалась даже по поводу того, что девочка не знала ни арабского языка, ни иврита. К счастью, английский в Израиле был знаком многим. И эти самые «многие» смогли обучить способную девочку языку.
Вскоре Мирра свыклась с такой жизнью, и ее самостоятельность превзошла даже все ожидания матери. Девочка нашла своего отца, начала вести с ним переписку и, в конце концов, согласилась провести с ним каникулы. Мирра все еще была гражданкой Великобритании, что ее бесконечно радовало – хотя бы в армии ей пока служить не придется.  За месяц до того, как девочке исполнилось одиннадцать лет, Джаред впервые побывал в Израиле. Написав бывшей жене записку о том, что вернет дочь к началу сентября, а если ее что-то не устраивает, то она может обращаться в суд, он в тот же день увез Мирру в Англию.
Малка отнеслась к отсутствию дочери философски – она уже научилась доверять девочке и верила, что 1 сентября та будет идти в школу из ее квартиры на окраине.
Но судьба распорядилась иначе. В день одиннадцатилетия Мирра получила письмо из Хогвартса с приглашением. Принес ее какой-то работник школы, стал объяснять Джареду важность обучения в школе волшебства, уверять, что это не шутка, но мистер Стоун и так готов был отпустить девочку в школу. В его голове билась всего одна мысль – Мирра не уедет обратно к матери, она будет с ним. И счастливый магл успел за два дня собрать девочку для учебы в Хогвартсе. Первого сентября Мирра уже сидела в Хогвартс-экспрессе, а Джаред готовился к приезду разъяренной Малки.
Та прибыла через неделю – действительно злая, требующая возвращения дочери и отказа отца во всех правах на девочку. Джаред мог лишь развести руками, мол – ничего сделать не могу, дочь укатила в неизвестные края, вот, недавно от нее получил сову, пишет, что все хорошо, только устает загадки отгадывать, чтобы в комнаты факультета проникнуть. В подобную чушь Малка, естественно, не поверила, посчитав, что Джаред чуть ли не продал ее дочь в рабство, хотя для такого разумного человека, как он, это было бы странно. Спас ситуацию стук в окно и влетевшая в комнату сова, к лапе которой был привязан старомодный пергамент. После того, как Джаред откачал упавшую в обморок Малку, он все же смог доказать ей правильность своих слов. Казалось бы, все теперь будет хорошо: Мирра будет учиться в Хогвартсе, приезжая на каникулы домой, и гордиться тем, что родилась волшебницей. Но не тут-то было.
В первые же каникулы Мирру на Кинг-Кроссе встретила мать, сообщившая, что забирает ту с собой на каникулы, якобы, договорившись об этом с отцом. То, что это неправда, Мирра узнала, как только прибыла домой. Мать посадила девочку под домашний арест, запретив читать книги о магии, переписываться с кем-либо и забрав палочку. Мирра плакала. Она плакала столько, сколько не плакала никогда в жизни. Ее мечты рушились на ее собственных глазах и где! Под каблуком любимой матери! Это было настолько ужасно, что малышка даже не хотела знать, что происходит в мире вокруг нее.
Джаред же не сидел, сложа руки. Он, конечно, был маглом, но успел хорошо подружиться с человеком, который приезжал за его дочерью. Сообщив тому о похищении Мирры, он просто стал ждать. На следующий день после окончания каникул девочка была возвращена в Хогвартс, но уже совсем другой – испуганной, зажатой, дерганой, скрывающейся ото всех.
Летом, когда она вернулась из Хогвартса, ее встретил отец – добрый и любящий. В его объятиях девочка немного оттаяла, став самой собой – веселой и бойкой девчонкой, любящей читать, танцевать и изучать все новое. Мир в семье разрушила мать, снова приехавшая к дочери. Мирра ее уже боялась, поэтому мгновенно закрылась ото всех, став холодной и безучастной. И так – каждый раз: рядом отец – Мирра становится милой и веселой, рядом мать – она превращается в забитого зверька.
Прошло еще два года в Хогвартсе. Мирру стали звать «чудачкой», потому что ее смены настроения вошли в привычку. Общаться с ней, опять же, не хотели. Давящее на девушку чувство одиночества и боль, от которой она так и не смогла избавиться, вызывали частые и довольно продолжительные истерики, во время которых она громко и взахлеб рыдала, чуть ли не срывая голос. Заканчивались они обычно опустошенностью и головной болью. Истерики привели к тому, что часто ее можно было обнаружить где-нибудь в дальнем закоулке замка, сидящей прямо на полу, ни на что не реагирующей и раскачивающейся, как ванька-встанька. Она же сама, очнувшись от транса, не могла понять, как оказалась там, где находилась, и сколько времени уже прошло. В последний год все стало совсем плохо – девочка не могла заниматься учебой, стала страдать потерей памяти, скатилась до условной оценки «Тролль» по чарам… Ее трансы стали почти постоянными и выходить из них стало все трудней. Из двух натур, проявившихся с помощью родителей, стала преобладать та, что общалась с матерью.
И однажды летом Мирра очнулась не у отца дома, а в незнакомом замке, среди холодных стен. И снова вернулась в забытье…
- Внешность: Мирра невысокая девочка, она еще не доросла и до 160 см, да и вряд ли когда-либо дорастет. У нее хрупкая фигура, ее вполне можно назвать худощавой, особенно если обратить внимание на выступающие ключицы и лопатки, острые колени и локти, длинную тонкую шею. Весит мало – просто потому что забывает есть, находясь в трансе.
Черты лица у нее материнские – длинный нос, чуть широкий в области переносицы, полные губы, небольшие, но выразительные зеленоватые глаза, сейчас заполненные внутренней пустотой. А вот волосы достались ей от отца – светлые (такие обычно называют светло-русыми) и тонкие. Длиной они ниже плеч, но их состояние в последнее время оставляет желать лучшего – растрепанные, словно их не расчесывали месяцами. Кожа у Мирры бледная, давно не видевшая солнца. Хотя, даже если бы она постоянно загорала, это бы ей не помогло: кожа бы лишь чуть покраснела. А еще – ей постоянно холодно.
В последнее время девушка вечно ходит с расцарапанными и обожженными руками и измазанным то сажей, то побелкой лицом. Почему? Она точно не знает.
Если Мирра начинает говорить, то голос ее звучит глухо и тихо. Сейчас предпочитает использовать в речи иврит.
- Характер: В Мирре живут два человека. Один из них – бывшее ее воплощение: любопытная девочка, мечтающая о знаниях, учебе в Хогвартсе, полноценной жизни. Она любила читать книги и разгадывать загадки, заниматься тем, что ей нравится, причем делать это упорно и с удовольствием. Мирра была настоящей когтевранкой. После жизни с матерью она была очень самостоятельной, сама следила за хозяйством, брала на себя любую ответственность.
Но маленькая Мирра уже почти окончательно умерла, уступив место другой.
Второй человек – загнанное существо, боящееся всего вокруг, не умеющее улыбаться в принципе, необщительное и вечно находящееся «в себе». Пожалуй, страх – это единственное чувство, которое испытывает Мирра. Точнее, даже не так. Это ощущение. Чувства девушка не испытывает уже давно. Находясь в прострации, ее ничего не интересует, кроме, пожалуй, теплого огня в камине и стен, на которые можно упереться и не упасть.
Отдельный пункт: Попробую расписать...
С детства Мирру воспитывали так, что она и слова не могла сказать поперек родителей. А в конце концов уже даже не захотела этого делать - она привыкла подчиняться решениям других. Единственное, что она сделала самостоятельно - связалась с отцом. Ее вполне можно назвать безынициативной. И она не привыкла отвечать сама за себя, в Уоткинс-холле этому явно придется научиться. Собственно, к самобичеванию она тоже не склонна по тем же причинам.
Всю свою жизнь она терпела: материнские методы воспитания, издевательства одноклассников, борьбу родителей за дочь... И будет терпеть все и всегда. Вытянуть из нее мотивы переживаний очень трудно, а иногда и невозможно - если считает что-то слишком личным, она об этом вам не расскажет.
Всю жизнь девочка близко общалась только с родителями (за редким исключением), друзей у нее не было. И она привыкла к этому своему одиночеству, хоть оно и было болезненным. Считая, что если она подойдет к человеку и заговорит с ним, он ее обзовет как-нибудь или пошлет, Мирра просто перестала общаться с другими. Уже сама. Начала сторониться незнакомых людей, а завоевать ее доверие стало очень сложно. Но при этом она боится глобального одиночества - когда никого нет даже на горизонте, пусть и незнакомца.
Кроме отца также любит книги и разнообразные загадки. Докопаться до истины любыми путями - ее вечная цель. И если она сделала это - значит, она счастлива.
Мирру нельзя назвать эгоисткой в принципе. Конечно, она не сделает что-то, что повредит ей самой, но и не станет делать что-то специально для себя. Не многие об этом знают, но если Мирру попросить о чем-либо, она никогда не откажет. И не потребует оплаты за собственную работу. Она вообще не привыкла требовать и не умеет этого делать.
Никогда в жизни не влюблялась - подходящих кандидатур не находилось, поэтому вряд ли поймет сразу, что любит. И даже если поймет, будет это скрывать до последнего - чтобы не оттолкнули.
Ужасно боязлива, но умеет одолевать собственные страхи, все, кроме одного - она страдает клаустрофобией.
Иногда из-за своей отрешенности и неразговорчивости кажется непробиваемой, однако это не так. Она просто переживает все настолько глубоко в себе, что на поверхность это не выходит. Исключение - начало ее сумасшествия и вечные истерики.
- Дополнительная информация: В Уоткинс-холле находится уже без месяца год. Все это время находится в беспамятстве, бродит везде, куда доберется.
- Связь с Вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Mirra Stone (04-10-2010 01:28:54)

2

Мне нравится все, кроме отдельного пункта.

Личностнообразующие качества или способности, основы характера, тайные страхи, желания и стремления, привычки и суждения. То, что не покинет Вашего персонажа после инициации, а, возможно, и "вылезет" на первый план, наберет силу.

Самоогранизованность - согласен, терпимость - может быть, но разве нелюдимость - это основа характера?
Тут стоит поискать основу нелюдимости. Ведь что-то же есть глубже? То, что после, возможно, заставит Мирру также избегать магов. Или - наоборот, что уйдет от нее разом как неверное и нечестное.
Хочется увидеть больше Мирры - той, что глубоко-глубоко, под нелюдимостью, активностью, и остальным.
Я понятно выражаюсь?

3

Mirra Stone написал(а):

Ее трансы стали почти постоянными и выходить из них стало все трудней.

И еще хотелось бы обоснуй появления трансов. Чем именно они вызваны, какова причина? Пока я вижу только обоснуй раздвоения личности, которое к трансам не приводит.

4

Pansy Parkinson

Mirra Stone написал(а):

Прошло еще два года в Хогвартсе. Мирру стали звать «чудачкой», потому что ее смены настроения вошли в привычку. Общаться с ней, опять же, не хотели. Давящее на девушку чувство одиночества и боль, от которой она так и не смогла избавиться, вызывали частые и довольно продолжительные истерики, во время которых она громко и взахлеб рыдала, чуть ли не срывая голос. Заканчивались они обычно опустошенностью и головной болью. Истерики привели к тому, что часто ее можно было обнаружить где-нибудь в дальнем закоулке замка, сидящей прямо на полу, ни на что не реагирующей и раскачивающейся, как ванька-встанька.

5

Отдельный пункт тоже попыталась расписать)

6

я доволен.

7

Хорошо, Мирра.
Меня не устраивают  некоторые нюансы в анкете, что не удивительно, однако, преподавательский состав вынес вердикт в Вашу пользу.
Вы приняты.
Добро пожаловать в Замок.


Вы здесь » По другую сторону вечности » Принятые анкеты » Мирра Стоун/Mirra Stone [человек на грани инициации]