По другую сторону вечности

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » По другую сторону вечности » Принятые анкеты » Хэйл Шихён/Hail Sihyun [водный неканон]


Хэйл Шихён/Hail Sihyun [водный неканон]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Пожалуйста, Шихён. Удачной работы!

2

- Имя персонажа: Хэйл Шихён / Hail Sihyun / 해일 시현 , можно просто Ши. При рождении записан на фамилию отца; фамилия  по матери – Пак / Park / 박;
- Национальность: полукровка по национальности – отец англичанин, мать кореянка, чистокровный волшебник;
- Дата рождения, возраст; знак Зодиака: 13 июля 1989 год, 18 лет; Рак;
- Стихия: вода;
- Стихия наставника: воздух;
- Биография: ШиХён родился в Брайтоне в семье чистокровных волшебников.
Его мать, Пак Сора, была наследницей одного из самых влиятельных чистокровных родов Южной Кореи. Она приехала в Англию, где успешно закончила Хогвартс и занялась колдомедициной. Отец, Кларк Хэйл, был госслужащим, который вел дела с иностранными Министерствами по финансовым делам, успешно вел, не ограничивая себя при этом в ведении также роскошного образа жизни.
Они познакомились на одном из этих душных и пропахших насквозь огневиски и неприличной роскошью волшебных приемов, устраиваемых одним из коллег Кларка.
Их отношения закрутились как вихрь. Кларк всегда питал слабость к красивым женщинам. А Сора выглядела не только красивой, но и экзотичной среди англичанок. Они поженились через год после знакомства, и Сора забеременела. И они решили переехать на некоторое время из Лондона в более тихий городок Брайтон, где жил хороший друг Кларка – Дэвид Рамсон.
Ши был единственным ребенком в семье, но никогда не был избалованным. Скорее наоборот – он рос в жесткой дисциплине, где на все требовалось разрешение отца. С самого рождения в нем воспитывались гордость за чистокровный род и ненависть к тем, кто предавал эту чистоту и связывался с магглорожденными. Но как отец не старался, он не мог сделать из Ши последователя своих взглядов. Ши был очень тихим и спокойным ребенком, чаще молчал, наблюдал со стороны. В 1992 году в трехлетнем возрасте его отправили в школу-пансион за границу – в Берлин (именно там он и выучил еще один иностранный язык). Он мог бы воспитываться и на дому, но отец хотел дать сыну элитное образование, надеясь, что Ши станет достойнным наследником рода. Учился Ши хорошо, никогда не отставал, но и никогда не блистал знаниями перед всеми. Он стеснялся знать больше остальных ребят, потому что четко осознавал свое место в обществе – он был в чужой стране. Он старался быть тихим и никого лишний раз не тревожить.
Про свою мать Шихён часто читал в различной магической прессе – она была выдающимся колдомедиком, специализировавшимся на женской медицине, и никогда не видел дома, приезжая на каникулы. Несмотря на то, что их отношения были хорошими и он гордился матерью, он не мог свободно обращаться к ней. Она всегда вела себя с ним легкомысленно – задаривала подарками, считая, что этого достаточно для выполнения материнского долга, и снова пропадала на работе. Мать всегда ему говорила, что ее жизнь должна быть посвящена не только сыну и мужу, но и, прежде всего, другим. С отцом Ши ладил плохо – точнее, не ладил совсем. Он боялся его, потому что отец всегда жестко требовал от него быть лучшим во всем и беспрекословно выполнять все требования. Но Кларк много работал, и времени на сына у него практически не оставалось. Лишь иногда, сидя с бокалом огневиски в кресле у камина, он подзывал сына к себе и рассказывал ему разные истории из своей жизни. Он приукрашивал некоторые моменты, не скупясь на бранные выражения, когда говорил о полукровках, высказывал недовольства политикой Министерства и рассказывал истории об ордене Феникса, о войне с лордом Волдемортом и о смутных временах. Он часто упоминал о чистокровных семьях, сыгравших немалую роль в тех событиях.
«Чистота крови превыше всего, - говорил он, - Только чистокровные могут править волшебным миром!»
Ши тогда мало понимал, о чем идет речь, но неотрывно слушал речи отца, которые часто сопровождались проявлениями эмоций. Ши радовался любому выражению внимания со стороны родителей, и старался быть добрым и отзывчивым к ним. Однако ему все же не хватало полноценного родительского внимания, именно поэтому он старался избегать детей, в семьях которых все было благополучно - это рождало в нем чувство того, что он неправильный. Часто, закрывшись в библиотеке, он мечтал о тихом семейном ужине или о совместной поездке на лошадях куда-нибудь в горы.
В 1996 году, когда Ши исполнилось 7 лет, его мать умерла от взрыва котла во время готовки зелья. Сора любила экспериментировать с ингредиентами, работая над новыми рецептами лекарств. Тогда она просто не успела произнести заклинание щита, а отец аппарировал в уже разрушенную лабораторию. Ши был еще слишком мал, чтобы полностью осознать случившееся. Но после этого  отец начал пить, потому что никак не мог заглушить горечь утраты. И когда он напивался, он позволял себе бить сына, крича, что ненавидит Шихёна за то, что он так похож на мать. Ши стал избегать зеркал, боясь увидеть в них себя - того, кого отец начал презирать.
В 1998 году произошла вторая магическая война. Кларк тогда буквально поселился на работе, решая вопросы о поддержки финансового положения Магической Англии.
Летом 2000 года Ши оканчивает Берлинскую школу-пансион и возвращается домой.
Когда Шихёну пришло письмо из Хогвартса, он безумно обрадовался, что сможет сбежать от отца, который стал жестоким и несдержанным. Отец же пригрозил ему «Если не станешь лучшим, можешь забыть, что ты мой сын!»
По распределению Ши попал в Равенкло.
На первых летних каникулах он каждый день рассказывал отцу о двигающихся лестницах, об исчезающих дверях, о приведениях и других поразительных вещах, о которых он узнал в Хогвартсе. Кларк игнорировал его и только кивал время от времени, не отрываясь от бутылки огневиски. От этого у Ши ныло сердце, ведь он предпочел бы, чтобы отец гордился им и участвовал в его жизни.
Так было и после второго курса, третьего. В 2003 году, после четвертого курса, Ши узнал, что его отец разорился, спустив все свое состояние на азартные игры. Им пришлось переехать в маленький домик в магической части Брайтона. Но вскоре Кларк просто не вернулся домой после очередного похода в бар, откуда Шихён неоднократно забирал его в невменяемом состоянии. Конечно, Ши искал отца, бегая даже по маггловским кварталам. Так как он не мог применять магию вне школы, ему приходилось полагаться на свои силы. Недели, месяцы беспрерывных поисков так и не увенчались успехом. Ши остался один.
Так как отец ушел в неизвестном направлении, люди, которым он задолжал, приходили и спрашивали все с Ши. Они не верили в то, что отец оставил сына, копались в его голове, отыскивая воспоминания о Кларке. И несколько раз жестоко избивали его. 
После пятого курса Шихён не стал возвращаться туда, где жил с отцом. Он обменял оставшиеся галеоны на фунты и снял небольшую комнату в маггловском районе. Оплачивал жилье он тем, что помогал хозяйке по дому.  Первое время было тяжело.
«Не надо, я справлюсь, - думал Ши, устало заваливаясь на кровать после дня работы на кухне. – Я не маленький и вполне могу сам отвечать как за свои поступки, так и за свои ошибки»
Ему стали сниться кошмары, в которых он видел, как какие-то люди расправляются с его отцом, а он ничего не может сделать, не может даже сдвинуться с места. Резкие и пронзительные крики - как акустический рисунок страхов. Нервная дрожь в пальцах - как показатель усталости. После каждой такой ночи ему хотелось все вокруг расколошматить, кричать, молить о помощи или забиться куда-нибудь в угол, спрятаться, впечататься в стену. Но каждый раз он заставлял себя стискивать зубы и говорить себе «Переживу»
Шихён стал замыкаться в себе. В школе он стал невнимательным, с друзьями более молчаливым, и все чаще принимал отсутствующий вид.
На Рождество после шестого курса (2005 год) Ши решил вернуться в их с отцом дом в магической части Брайтона. Его школьные друзья долго уговаривали его остаться на каникулы в Хогвартсе. Но Шихён не хотел веселиться. В том доме ему казалось, что все не так, как должно быть, будто от него и от его восприятия действительности оторвали значительный кусок, и теперь он видит все в искаженном виде. Ши стал слоняться по комнатам без дела, ходил из угла в угол, видя образы его прошлой жизни то тут, то там. Он часто стоял у двери в спальню родителей и, закрыв глаза, водил кончиками пальцев по шершавой деревянной поверхности.
В ночь после Рождества вернулся отец. Шихён не знал, что сказать. Отец просто стоял у двери и молчал. Как он изменился – щеки впали, волосы отрасли и спутались, кожа стала темной от грязи и копоти. Глаза потеряли свой блеск. Единственное, что сохранил Кларк – это гордая осанка и надменность.

- Отец? – начал было Ши, но Кларк, не дав ему продолжить, просто ударил его заклинанием. А потом, когда Шихён упал, продолжил бить ногами. Ши не сопротивлялся. Наверное, причиной этому послужил шок. Он  не знал, как долго он пролежал без сознания, но когда очнулся, уже светало. Кларк сидел на кровати.
- Мне нужны деньги. Долг, - сказал он хриплым голосом.
- Почему ты ушел? – на глаза Ши навернулись слезы, накопившиеся эмоции стекали по его щекам, – Почему ты ушел?!
Голос сорвался на крик. Ши кинулся к отцу и, схватив его за грудки, начал трясти.
- Почему ты меня бросил? – кричал он.
- Ты был мне не нужен, - прорычал отец, окинув Ши надменным взглядом.
Да, не нужен. После смерти матери сын перестал для него существовать. Ши бессильно опустился рядом с кроватью. Слезы никак не унимались, и Ши уткнулся лицом в сгиб локтя, дрожа от беззвучных рыданий.
Потом отец начал говорить о том, что он много задолжал и что сын должен помочь ему.
- Я дал тебе жизнь, ты обязан спасти мою, - сказал он.

Шихён не выдержал эмоционального напора и попытался сбежать, но отец не позволил ему это сделать, ударив Ступефаем.
Очнулся Ши в чужом доме. Комната была плохо освещена. По телу разливалась какая-то подозрительная слабость. Рядом с диваном, где лежал Ши, сидел какой-то полный мужчина и считал деньги – позже Ши узнал в нем Дэвида Рамсона, который часто приходил к ним на званные обеды, которые так любила Сора. Отсчитав нужную сумму, он сунул деньги Кларку, который все это время не отрывал взгляда от купюр. Потом Кларк ушел и Ши больше никогда его не видел.
- Я дорого за тебя заплатил, щенок. Надеюсь, что ты стоишь того, - сказал мужчина и расплылся в улыбке.
В тот момент смысл этих слов еще не дошел до Шихёна полностью, но на каком-то подсознательном уровне он почувствовал страх. Животный страх липкой паутиной сковал его тело. Мужчина хищно улыбался, и эта улыбка отпечаталась в памяти Ши также четко, как боль, которую ему причинили. Он ощущал ее каждой клеточкой своего тела. И он кричал. Он кричал не как человек, кричала вся его сущность, его нутро, его сознание.
Ши перестал есть, перестал говорить и перестал спать. Он никак не реагировал ни на слова, обращенные к нему, ни на побои.
Однажды он пробовал сбежать. Но его нашли и вернули. Он кричал, отчаянно пытался вырваться, плакал…
Спустя несколько недель он убил своего «хозяина», воткнув ему в шею вилку. И снова сбежал.
Каждый раз, когда Шихён засыпал где-нибудь, ему снился один и тот же кошмар, где Дэвид Рамсон преследует его и тащит за собой тело отца. Каждый раз Ши просыпался с криком. Он возненавидел отца за предательство и пообещал себе найти его, пообещал отомстить.
Одиночество сводило с ума. Шихён скитался по улицам и искал. А если к нему кто-нибудь обращался, он начинал кричать и мог ударить. Дни стали бесконечными. Реальность стала терять значение для Шихёна, она смывалась потоками слез после повторяющихся кошмаров, она рассыпалась осколками, она исчезала в видениях. Свою волшебную палочку Ши оставил в комнате, которую когда-то снимал. Но, пробравшись туда ночью, он так и не нашел там своих вещей.
Его приступы агрессии стали более частыми, и он все меньше себя контролировал. Он стал путаться в воспоминаниях и действительности. Его мучила навязчивая идея – найти отца. Но он сходил с ума от бессилия. Он так и не вернулся в Хогвартс.
В конце 2006 года, после долгих скитаний, он встретил девушку. Она была невысокого роста, с длинными светлыми волосами и большими светло-зелеными глазами. Она была похожа на ветер, такая же невесомая, красивая. Она появилась как будто из ниоткуда…
Подойдя к Шихёну, когда он спал, она легла рядом и обняла его. Проснувшись, он испугался и оттолкнул ее. Но она не ушла, только улыбнулась.
- Адель, - сказала она тихим голосом.
Ши ничего не ответил. Но с тех пор они не расставались, просто молча следовали друг за другом. Точнее Адель всегда вела за собой Ши. А он все больше становился отрешенным от всего, что происходило вокруг. Иногда он просто садился на корточки и, сжимая голову руками, плакал. Иногда начинал громко смеяться. Иногда останавливался и не двигался с места долгое время.
Адель иницировала его летом 2007 года - в одну из ночей, когда Ши вновь мучили кошмары.

Адель проснулась оттого, что Ши ударил ее.
-Хэй! – крикнула она и обернулась к нему.
Ши лежал с плотно закрытыми глазами и дрожал всем телом. Он открывал и закрывал рот, как будто ему не хватало воздуха. Адель кинулась к нему и начала трясти за плечи. Ши пытался вздохнуть, но как будто захлебывался. Его пальцы до крови царапали асфальт, грудная  клетка ходила ходуном от попыток наполнить легкие хоть каплей воздуха. Ши извивался всем телом, махал руками, царапал асфальт… и никак не мог вздохнуть.
Вдруг он резко открыл глаза, темные, будто окутанные пеленой, и тихо произнес низким голосом:
- Пришло твое время.
Адель испугалась. Ее губы задрожали и по щекам потекли слезы. Тело Ши стало неподвижным.
- Я не боюсь… -  прошептала она, уверяя в этом скорее саму себя, не отводя взгляда от темных глаз Ши.
- Не страха - нет боли. Ты солжешь, что тебе все равно?
-  Нет! Я не могу поступить так с ним!
- Один умрет, второй последует за ним. Перед тобой выбор – позволить себе потерять или отдать себя.
Ши затрясло, он выгнулся дугой и захрипел.
- Я согласна! – закричала Адель, захлебываясь слезами.
- Запомни свое время истины.

Сны были ужасны и сильно выматывали Ши. Но Адель всегда вытаскивала его. Потом он долго не мог прийти в себя и все спрашивал ее, что с ним происходит.
- Я знаю только одно, ты скоро станешь стихийным магом, - говорила она, - Но о них мне мало известно.
Единственное, что понял Ши из ее рассказов – это то, что ему надо держаться на расстоянии от Адель, что бы он к ней ни чувствовал. Потому что это опасно для их жизней.
- Какая твоя стихия?
- Воздух.
- А моя?
- Я пока не знаю.

Потом начались постоянные стихийные сны. Каждый раз он проваливался куда-то, тонул. Голову и грудь сдавливало, будто тисками и дышать становилось все труднее. Уши закладывало, а перед глазами стояла темная пелена. Над ним смыкалась водная толща, засасывающая его все глубже и глубже. Ему казалось, будто его легкие рвет изнутри. Это был кошмар, ощущение, чувство – всепоглощающее, беспощадное настолько, что казалось – все органы чувств остолбенели и одновременно отказали, подавленные напором. Невыносимая тяжесть не давала не только  всплыть, но даже вздохнуть. Он тонул в беспросветной холодной тьме, захлебываясь беззвучным криком - будто все тело сдавливало под огромным прессом, каждая клеточка взрывалась болью. Убийственное в своей безысходности опустошение. Ничего нет. Тебя самого нет. Ты – ничто, изуродованное потерей веры в себя, искалеченное, медленно гибнущее, лишенное слишком большой части себя, чтобы пытаться выжить, не способное воспринимать ничего кроме боли…
А потом все резко прекращалось. Ши чувствовал теплые руки на своем лице, горячее дыхание и шепот Адель:
- Дыши, дыши. Просто дыши.

Его неимоверно тянуло к Адель. Он не мог этого объяснить даже самому себе. Но желание чувствовать ее, быть частью нее стало его одержимостью – до замирания сердца, до дрожи в пальцах, до помутнения разума. Он отдавался ей так самозабвенно, доверчиво, без остатка проваливаясь в прикосновения, слова, медленно возвращаясь к жизни, избавляясь от темноты, окружившей его.
В Рождественскую ночь 2007 года Адель умерла, пытаясь вытащить Шихёна из стихийного сна. Они просто не справились с силой стихии. Его разрывало каждую минуту, пока он держал ее своих руках, его выворачивало наизнанку, он задыхался, плакал, кричал, звал ее… В голове стоял нескончаемый гул. А она улыбнулась ему и исчезла, растворившись в воздухе белесым туманом.
Смерть наставника выбила его из колеи. У Ши осталось еще так много вопросов, ответы на которые Адель так и не дала, осталось так много противоречивых чувств, которые разрывали его. Очень долго Шихён приходил в себя. Его нашел другой стихийный маг (кажется, его звали Ник). Он помог Ши справиться с шоком и пережить наплывы стихии, заставляя Ши чувствовать себя, тянуться за светом. Нику было почти 20 лет, и он был полностью сформированным огненным магом. От него то Ши и узнал о резервациях и о школе для стихийных магов Уоткинс-Холл. Но Ник не хотел отправляться туда.
«Туда едут только те, кто хочет обуздать стихию. Меня же все устраивает, я ее не провоцирую».
Прожив с Ником 3 месяца (за которые Ши научился худо-бедно аппарировать, колдовать без палочки и узнал об основах эмпатии), в июне 2008 года Ши аппарировал в Шотландию, чтобы найти Уоткинс-Холл.

…Стоять перед огромными воротами замка было очень страшно – до ответов на мучащие его вопросы был всего шаг, но, почему-то, этот шаг было чертовски трудно сделать…
- Внешность: Молодой человек среднего роста. Несмотря на то, что Ши никогда не отличался худобой, его коленки и плечи всегда остро выступали под одеждой.
На шее у правой ключицы можно разглядеть тонкую полоску шрама, исчезающую ломаной линией в вырезе футболки.
Глаза Шихёна почти черные миндалевидной формы. Длинные ресницы красиво обрамляют линию глаз. В сочетании высоких скул и прямого носа можно увидеть гармонию, не типичную ни одной из его национальностей. Шихён часто кусает свои полные губы, когда нервничает или не знает, что сказать. Его волосы, прямые и жесткие, темного, почти черного цвета.
- Характер: В детстве Ши обладал мягкой и понимающей натурой. Он был тихим, спокойным ребенком. Добрым, но при этом его нельзя было назвать бесхарактерным. Чаще он предпочитал отступить и воспользоваться затишьем, чем сломя голову кидаться в гущу событий. Он был немного пугливым, доверчивым и довольно-таки впечатлительным.
Перемены в его жизни неотвратимо повлияли на характер. Ши стал более твердым в своих убеждениях, прямолинейным и замкнутым в себе.
Теперь он совершенно точно знал, чего хотел. Для него всегда было характерно реагировать на события больше эмоционально, чем рационально. По этой причине он был зависим от настроения окружающих. Но после инициации это усилилось в разы, если не в десятки раз.
Бывает обидчив. В таких случаях он замыкается в себе и молча переваривает обиду.
Внешне он может быть груб и холоден, однако в его мягком сердце всегда найдется место состраданию и сочувствию. Он очень чуток к окружающим и готов полностью отдаться чужой проблеме, забрав всю боль себе, успокоив, дав надежду тому, кто попросит его о помощи.
Хоть Ши и обладает бескорыстием, проявляет он это качество редко, поэтому иногда кажется самовлюбленным эгоистом. Оказавшись в центре внимания, ведет себя очень скромно.
В проявлении своих чувств довольно таки скуп – из него нужно начать вытягивать, чтобы он заговорил сам. Он не из тех, кто готов открыть свою душу первому встречному.
Ши очень уравновешенный, но бывает непредсказуем и не всегда последователен в своих действиях.  Эмоции легко могут накрыть его неконтролируемой волной.
- Дополнительная информация: Часто кусает губы, когда нервничает или не знает, что сказать – привычка.
У Ши есть татуировка за правым ухом – маленький зеленый дракончик.
На спине много тонких белых шрамов, паутиной расползающихся по плечам.
Курит.
Когда Гарри Поттер становится магом, Ши получает письмо из Хогвартса.
- Связь с Вами: icq – 261346560
Skype: <mur-mya>

Отредактировано Sihyun Park (16-04-2011 22:40:42)

3

Анкета принята. Здорово, Ши, нам всем понравилось.


Вы здесь » По другую сторону вечности » Принятые анкеты » Хэйл Шихён/Hail Sihyun [водный неканон]